Самый знаменитый сумасшедший Москвы


Иван Яковлевич Корейша – феномен русской народной культуры, знаменитый московский юродивый и прорицатель XIX века. Человек, чья жизнь была окружена народным почитанием. Личность Ивана Яковлевича нашла отражение в произведениях Достоевского, Толстого, Лескова, Островского, была темой споров в газетах и журналах.

Разговоры о блаженном старце ведутся по сей день. Критики и разоблачители Корейши получали отповеди от заступников, среди которых были и образованные и знатные люди. С раннего утра до позднего вечера в Преображенскую больницу для душевнобольных (ул. Матросская Тишина д. 20), где содержался московский ясновидец, шел поток почитателей, страждущих, больных, просто зевак, приехавших со всего города и окрестностей. Его посещали и представители высшего света, и высокопоставленные чиновники и даже публика из учёной среды. Например, знаменитый лингвист, фольклорист, основоположник отечественного языкознания, академик Ф. И. Буслаев справлялся у Корейши о своём благополучии и женитьбе, и получил вполне ясный письменный ответ. Свои письменные ответы Иван Яковлевич всегда подписывал загадочным именем «Студент хладных вод».

Пускали в больницу к Корейше по билетам стоимостью 20 копеек, кроме того, в палате у него стояла кружка для пожертвований, в которую состоятельные посетители опускали немалые суммы. Таким образом, он оказывал больнице очень существенную материальную помощь. Главврач больницы психиатр Саблер признавался: «Мы очень бедны, если бы не Иван Яковлевич, не знаю, как бы мы сводили концы с концами». Благодаря особенному пациенту клинике удавалось достойно вести свои финансовые дела.

Особо ценились у почитателей, круглосуточно дежуривших под окнами больницы, «дары» - побывавшие в руках Ивана Яковлевича табак и яблоки, а также записочки, через которые происходили исцеления, устроения дел и сбывались предначертания.

Есть сведения, что царь Николай I виделся с блаженным и имел беседу без свидетелей. Кончину же государя, по утверждениям очевидцев, Иван Яковлевич предсказал ровно за день.

Известно, что Иван Яковлевич родился в 1783 году и происходил из духовного звания, отец его был смоленским священником, перешедшим из дворянского сословия в духовное, что бывало весьма редко. Иван Яковлевич окончил семинарию, но священнический сан не принял. Некоторое время преподавал в духовном училище, но, по всей видимости, тяготился этим занятием и однажды ушёл прямо с урока, не закрыв книги, без вещей и объяснений. Ушёл и больше не возвращался.

Путь его лежал по святым местам, монастырям и лаврам: Соловки, Киев, Тверь. Через четыре года Иван Яковлевич объявился в Смоленске, где вёл образ жизни юродивого, тогда и проявилась его способность к прорицанию. Вскоре, из-за повышенного внимания к своей персоне, Иван Яковлевич ушёл жить в лес, где крестьяне построили ему избушку.

В Московскую психиатрическую больницу Корейша был помещён по двум причинам - его пророчество расстроило свадьбу одного влиятельного столичного чиновника, и Иван Яковлевич уличил власти Смоленска в растрате крупной суммы, выделенной казной для восстановления разрушенного войной 1812 года города. Всё это послужило поводом для заключения в тюрьму, где Корейша был освидетельствован как душевнобольной. Поскольку психиатрических больниц в Смоленске не было, то юродивого отправили в Москву.

Буквально сразу по прибытию Ивана Яковлевича на новое место, его посетил смотритель больницы с вопросом выживет ли его больная дочь, на что прорицатель дал положительный ответ. Девочка, больная корью, выздоровела. И так начался к Ивану Яковлевичу нескончаемый поток страждущих со всего города и окрестностей.

Осталось немало письменных свидетельств, доказывающих незаурядный дар Корейши. Как, впрочем, и свидетельств отталкивающей обстановки его быта и пророчеств: девушек он сажал к себе на колени, пожилых женщин он обливал и обмазывал нечистотами, рвал им платья, дрался и ругался, ел он только руками, которые обтирал о свою постель, которая была так грязна, что к ней трудно было подойти. Часто его пророчества являли собой туманные и непонятные выражения в роде «без працы не бенды кололацы», которые истолковывались произвольно.

Когда в сентябре 1861 г. Иван Яковлевич на 77-ом году жизни умер, это стало потрясением для всей Москвы. В течение пяти дней к гробу стекались толпы почитателей. Цветы, украшавшие гроб, утаскивались, тело то и дело обкладывалось ватой, которая потом сберегалась, как освящённая. Даже пропитанный нечистотами песок из-под ложа блаженного Корейши продавался так успешно и так был востребован, что сторожам больницы пришлось самостоятельно наладить его производство, дабы утолить жажду почитателей.

В день похорон шёл дождь, но народ падал ниц перед гробом в самую грязь, плач стоял невероятный. Все стремились прикоснуться к священному гробу, и некоторые даже умудрились отломить от него щепы, не говоря уже об убранстве. Гроб был опущен в отделанную камнем могилу наподобие склепа на кладбище церкви пророка Илии в Черкизове (ул. Большая Черкизовская д.17).

Несмотря на снисходительное отношение со стороны православной церкви и почитание в народе святым, Иван Яковлевич не был причислен к лику юродивых, а так и остался московской легендой и знаменитостью, которую помнят по сей день. Всё это видно по убранству его могилы.



фото pastvu.com


Источник.












Обсудить:

0 comments:

Всегда рады услышать ваше мнение!